?

Log in

Mado no soto ni tsutsuiteru kono machi wa

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile
> previous 10 entries

December 1st, 2016


11:41 am
Я в ноябре вернулся из путешествия по Азии - Япония, Вьетнам, Тайвань. И здесь, в Окленде, в субурбии, жизнь ощущается гораздо спокойнее. При всём его трафике, жизнь деревенская какая-то. А если отъехать в какую-нибудь Матакану, то наверно вообще...

(Leave a comment)

03:32 am
Если обесценивать воображение, мир получается скучный. А я обесцениваю давно и хорошо. Например, я же знаю, что самолёт в компьютерной игре, это всегда текстура и алгоритм, т.е. не настоящий самолёт. Весь шарм улетучился :(

(Leave a comment)

November 25th, 2016


10:33 am - Внутренний мир
Продолжаю населять свой внутренний мир. Мир сначала представлял собой комнату с кроватью, окном, мной на кровати, и с чучелом человека в правом нижнем углу. Чучело - волшебный артефакт, выполняющий важную функцию. За окном - Тайпей, но может быть любой город.

Этот внутренний мир нужен для обеспечения безопасности. Двери в комнате нет, можно в комнату и из комнаты только телепортироваться. В реальном мире, обеспечить безопасность себе невозможно, а в этом идеальном мире можно. В комнату никто попасть не может, ибо.

Меня совершенно устраивало лежать там на кровати и ничего не делать, но хотелось как-то развить. Поэтому были добавлены череп и blackboard, череп должен был быть волшебным артефактом, отвечающим на вопросы, и на доске должен был появляться ответ, но не сложилось. Оставил для красоты.

Также повесил картину со станцией метро в Тайпее, для напоминания о субличности, которая любит чистоту и красоту.

И, last but not least, добавил внутреннего критика, в виде крокодила. Он лежит рядом с чучелом, и критикует. Я добавлял субличность, повторяющую критикующие интроекты, но вот подумал, что это критик и есть. А вид в виде крокодила просто пришёл в голову, когда думал о таком интроекте, и кто мог бы его повторять. Визуализация помогает с осознанием проявлений критика!

(Leave a comment)

November 10th, 2016


01:39 am
Сегодня мне удались важные вещи:
1. Удовлетворить две потребности разом. Две субличности хотели разного, одно в кафе, а второе - плотно поесть. Обычно я бы колебался между кафе и местом, где можно плотно поесть, но в этот раз решил сначала поесть, а потом зайти в кафе. И главное, это было осознанно.
2. Не купить мороженного. Я всегда беру мороженное, т.к. одна субличность говорит "это будет бесподобно". Однако, мороженое и на Тайване и в НЗ не ахти, поэтому не доставляет. И вот, я выбрал между желанием и опытом, опыт.

(Leave a comment)

November 7th, 2016


12:26 pm
У меня сегодня случился катарсис, самый настоящий. Я расплакался в парке, потому-что сказал себе "Решай сам. Никто не поможет.". А связано это с тем, что я сначала придумываю себе правила, а потом действую по ним. Это из-за моей детской травмы.

(Leave a comment)

November 6th, 2016


09:29 pm - Внутренняя поддержка
Продолжая про работу с субличностями, я всегда искал внутреннюю поддержку для всего, что делал. Купить очередной холодный чай на вынос или нет? Зайти в кафе или нет? Как точно выразить мысль? Я всегда искал внутреннего одобрения.

Но, у меня внутри сейчас много противоречащих точек зрения, плюс, получить поддержку бывает очень сложно, из-за других людей, не согласных с моей точкой зрения. Из-за того, что поддержку получить бывает так сложно, я решил попробовать пожить без внутренней поддержки. Пока непонятно что получится.

(Leave a comment)

01:44 am - Мечта критика
Недавно начал применять прочитанное про субличности, с большим успехом.

Проблема у меня всегда была в том, что не все субличности соответствовали моему идеальному образу. Некоторые считали себя плохими, верили кому попало без оглядки, демонстрировали немотивированную агрессию. Всё это не вписывалось в идеальный образ меня, и я, понятное дело, пытался всех их задавить. Но эти субличности всё равно прорывались, и, жизнь моя была - вечный бой за право быть идеальным.

Под действием враждебной среды, мне пришлось признать субличность, считавшую себя ничтожной (видимо, нарциссичная пара к идеальному критику). Это сильно улучшило ситуацию, стало легче жить, впечатление действительно такое, что появляются дополнительные ресурсы, но за счёт неидеальности(!).

Ещё, очень интересный опыт с эмоциональной самоподдержкой. Стоит кому-нибудь усомниться в том, в чём я убеждён в данный момент, моя убеждённость полноситью исчезает. Меняется эмоциональное состояние на другое. Я попробовал не любить, враждебно относиться к вещам вокруг меня и людям. Получилось, что всё же, я могу удерживать эмоциональное состояние на этой агрессии, а точнее, возвращать его на агрессию, когда оно смещается.

Ну и последнее, мечта критика была в том, чтобы слова мои были точны, искренни (с эмоциональной поддержкой), без двойного смысла, скромны, и чтобы меня нельзя было ни в чём обвинить из-за них. Это было очень сложно, и я себя постоянно лишал самоподдержки из-за этого. В результате, оказалось, что главное говорить громко и уверенно, и не ставить таких нереалистичных целей.

Это не прощание с критиком, но самое большое сознательное изменение убеждений, к тому же произведённых самостоятельно.

Критик прочно укоренён, так что, подвижки назад происходят постоянно, но и назад тоже происходят.

(Leave a comment)

October 27th, 2016


11:38 pm - Субличности: работа по запросу через работу с Маленькой
Originally posted by transurfer at Субличности: работа по запросу через работу с Маленькой
Запрос, с которым я на терапию пришла: помогите мне самой разрулить сложнейшую жизненную ситуацию, потому что кроме себя мне не на кого полагаться.

На момент начала терапии я жила с нестабильным, тяжелым травматиком, который с упоением занимался саморазрушением и медленным самоубийством через опасные игры со своим здоровьем. Я шесть лет пыталась его спасти, пока не дошла от такой жизни до клинической депрессии, и именно в этот момент мой партнер решил утопить не только себя, но и меня вместе с ним, и взялся за дело с удвоенным упорством. На терапию он идти оказался очень агрессивно - сказал, что разведется со мной, если я на терапию пойду, и простит мне все, даже измену, но не простит похода на терапию.

Я поняла, что мне надо уходить из этих отношений как можно быстрее, но на тот момент мне некуда было идти - как типичный травматик в долгосрочных созависимых отношениях с другим травматиком, я растеряла всех друзей, а отношения с родителями сводились к десятиминутным созвонам "У меня все тип-топ!" раз в несколько месяцев, поэтому вернуться в отчий дом тоже был не вариант. Мой партнер был моим единственным близким человеком. У меня к тому моменту много лет не было ни работы, ни своих денег, я полностью зависела от своего партнера финансово и психологически. Я вообще до терапии все время от кого-то зависела, потому что боялась самостоятельности до панических атак. Попытки найти работу успехом не увенчались - наверняка на интервью от меня веяло таким психологическим неблагополучием, что меня сразу вычеркивали из списка кандидатов.

И я пошла на терапию, потому что не знала других вариантов, как еще мне найти ресурс на то, чтобы вырулить из этого кошмара. Я на первом сеансе сказала своей тер, что хочу научиться справляться самостоятельно, потому что мне некого просить о помощи, и только от меня одной зависит, выживу ли я вообще, выгребу или нет.

Так что Маленькая-Шмаленькая, а запрос все же был из области прокачивания Достигатора, потому что что-то делать во внешнем мире мог только он. Сам Достигатор думал, что запрос решается очень просто: мы ампутируем паршивую Малявку, которая его все время обесточивает, и пойдем реализовывать планы долгожданным мощным Терминатором, которым нам и положено быть с рождения. И мы бы, согласно Достигатору, давно бы им стали, если бы не эта дрянь Маленькая.

На что моя тер сказала прямо противоположное: работать будем с тем, у кого в вашей системе самая большая кувалда, то есть, с Маленькой. Если мы хотим, чтобы Достигатор свободно и легко достигал, мы должны обеспечить Маленькой то, что ей нужно - безопасность, любовь, заботу, и тогда и только тогда она перестанет Достигатора обесточивать.

С моей изначальной точки зрения такой подход сначала показался абсурдом. ЧЕГО? У нас дом горит, крыша вот-вот рухнет и похоронит нас заживо, а мы будем какой-то вредной, капризной, упрямой внутренней истеричке в попу дуть?!

Но в итоге я с предложенным направлением работы согласилась по ряду причин:

[длиннопост]1. С точки зрения логики моя тер была права. Сила человека всегда равна самой большой его слабости, поэтому для увеличения силы нужно принять и доращивать слабость, а не отрицать ее или пытаться оторвать и выбросить (что, к сожалению или к счастью, невозможно).


2. Я начала чувствовать, как задолбалась я быть Достигатором и участвовать в пожизненном забеге за морковками, которые всегда оказывались иллюзией. Закончи школу хорошо - и папа тебя полюбит. Получи образование - и папа тебя полюбит. Получи второе - и папа тебя полюбит. Сделай еще вот это, это, и это и папа тебя полюбит. После каждой взятой вершины появлялась новая, и морковка отодвигалась еще дальше, а папиной холодности и жесткой критики меньше не становилось. В конце концов я поняла, что нет никакой морковки - если бы папе было, чем меня любить, он бы меня и так любил.

3. Постепенно я начала замечать, что уделяя время невзгодам, чувствам и потребностям Маленькой, я действительно становлюсь сильнее.

Мой первичный запрос был реализован в течение двух лет. Вскоре после начала терапии у меня появилсь удаленная работа. Где-то через год я смогла впервые сказать своему партнеру "Нет" (надо было видеть его лицо, он не думал, что я вообще такие слова, как "нет", знаю), а еще через год - разъехаться с ним. Потом я нашла очную работу с зарплатой побольше. Потом освоила новую профессию. Потом научилась тому, что даже не мечтала когда-то уметь: самостоятельности и опоре на себя. До терапии я всегда зависела от других людей и твердо верила, что я не то, что на жизнь сама заработать не смогу, я ни одного самостоятельного решения не смогу принять правильно. А тут я вдруг впервые в жизни все могу сама - и обеспечить себя, и позаботиться о себе, и решение принять. Все это стало возможно благодаря терапии и благодаря тому, что я дала Маленькой то, в чем она всю жизнь нуждалась.

4. Когда я разрешила Маленькой быть, у меня появились какие-то чувства, помимо страха, стыда и онемения, в которых я жила годами. Палитра эмоций стала гораздо богаче. Появились и грусть, и радость, и тепло от контакта с человеком, и любопытство, и простые телесные радости - бусики перебирать, в мягкий плед завернуться, крем-брюле есть маленькой ложечкой. Я стала понемногу чувствовать себя живой и настоящей. Как-то я нашла свои дневники, которые я вела до терапии, и ужаснулась - я из написанного не смогла понять, что имееер в моей жизни происходило, какие события имели место быть, и что я на самом деле чувствовала. Страница за страницей были исписаны попытками убедить себя не чувствовать того, что я чувствую, запретить себе все "нехорошие" чувства вроде страха или печали, и заставить себя чувствовать что-то другое, чего я не чувствовала вообще - какое-то там особенное мужество, глубокую мудрость и прочие интеллектуализации. Все дневники были посвящены попытки заставить себя перестать быть собой, и немедленно сделаться Терминатором.

Так что первые годы терапии были посвящены именно Маленькой. Достигатора пришлось отсадить пока в сторонку. Моя тер по поводу этого отсаживания не раз выражала печаль и предлагала все же уделить Достигатору внимание, похвалить его за сделанное, за храбрость, за то, что он нас до терапии дотащил, за мужество и стойкость, но я только руками махала:
- Не надо!!! Маленькая испугается, будет дергать коврик!

Был период, когда Достигатор у меня вызывал отвращение, потому что с помощью него надо мной осуществлялось насилие - "ничего, ничего, ты сильная, все выдюжишь, а другие слабые, им больше надо, поэтому ты потерпи, а мы на тебе покатаемся". Мне очень хотелось быть маленькой, чтобы с меня нечего было больше взять.

Работа с Маленькой состояла из исследования ее жизненного опыта, ее прошлых и текущих нужд и поиска способов эти нужды удовлетворить. Я смогла "присоединить обратно" весь свой эмоциональный опыт связанный с травмой и услышать, каково это все было для меня. Я приняла свою нужду в любви, безопасности и поддержке, а также нужду в выражении своих эмоций - то есть, вернула себе все, чего меня приучили стыдиться. Я приказала своему внутреннему Критику не то, что не говорить что-то про Маленькую, а даже вообще не смотреть в ее сторону. Видимо, моя потребность в принятии этой стороны себя была настолько сильной, что Критика действительно удалось конкретно в этой области заткнуть сразу и навсегда.

Я постепенно научилась находить способы реализации желаний, связанных с Маленькой, и распознавать людей, которым в радость этим заниматься. Например, Маленькая любит дружеский и несексуальный физический контакт. На моей работе (а у нас там бизнес, деньги, дикое начальство, все серьезно) у меня есть 4 (четыре!) человека, с которыми мы регулярно обмениваемся дружескими обнимашками к взаимному удовольствию и психологическому благополучию. Также я регулярно хожу на массаж, и люблю пробовать всякое новое телесное (танцы, телеску, Фельденкрайза, спа процедуры типа скраба всего тела и так далее).

Когда "кормишь" субличность тем, что ей нужно, и при этом делаешь это экологичными и безопасными способами, увеличивается ощущение внутреннего благополучия и ресурс растет. Правда, пока я набиралась опыта в этом деле, я набила столько страшных шишек, что, не будь терапии, я бы на Маленькой и всем, что с ней связано, поставила бы крест и осталась бы в результате обгрызенным травмой психологическим инвалидом. Очень, очень больно предьявлять миру потребность, за которую в детстве отвергали и стыдили, и снова получать опыт отвержения, но это, к сожалению, неизбежно: пока наберется достаточно опыта, где, как и с кем лучше всего реализовывать эти потребности, ошибки обязательно будут. Но когда терапия есть, то после очередной облома взяла, собрала свои ошметки, сгребла себя в охапку, донесла себя до офиса тер, посидели, погоревали, разобрали, получила поддержку и помощь, подлаталась - и пошла дальше пробовать снова.

Достигатор же все эти годы, пока мы с тер вдохновленно возились с Маленькой, просидел примерно так:



Потому что, по его мнению, две взрослые бабы-дуры возились с малолетней дурой, размазывали всякие розовые сопли, вместо того, чтобы забить на травму и заниматься серьезными мужскими делами. Копия моего любимого папочки!

В следующем посте я расскажу про мой опыт раздачи шариков субличностям так, чтобы никто не остался в обиде.

(Leave a comment)

October 26th, 2016


09:13 pm - Тайвань
На Тайване хорошо - много еды, погода хорошая, многие говорят по-английски. Мечта :)

(Leave a comment)

08:15 pm - Субличности: позиция Хорошего Родителя
Originally posted by transurfer at Субличности: позиция Хорошего Родителя
Следующий этап - это стать руководителем своего внутреннего мира, для чего я осваивала роль Хорошего Родителя.

Когда человек находится в режиме одной из субличностей, он видит только конечную цель и единственные известные ему дороги туда.
Когда человек переходит в режим Наблюдателя, он видит всю машину вместе со всеми обитателями, окружающие пейзажи и все возможные дороги к цели.
Когда человек берет на себя роль Хорошего Родителя, он пересаживает всех субличностей на задние сидения в детские кресла, пристегивает их, дает им книжки-раскраски-мультики-игрушки, а сам садится за руль и формирует маршрут с учетом всех составляющих - не только пожеланий субличностей, но и целесообразности, текущих обстоятельств, доступных ресурсов, безопасности и так далее.

Я тут поспрашивала терапирующихся друзей, как они работали с субличностями, и у всех разный подход. Например, кто-то свои субличности доращивает до взрослого состояния. Конкретно в моем случае тер предложила пусть дети остаются детьми, но им при этом обязательно нужен Хороший Родитель, чтобы их видеть, слышать, заботиться о них.

Разница примерно такая:
Я в режиме Маленькой Девочки: "Я маленькая девочка, я хочу на ручки, и у меня кроме моих потребностей и надежды, что их кто-то удовлетворит, ничего больше нет"
Я в режиме Хорошего Родителя своей Маленькой Девочки: "Я взрослый, самостоятельный и способный человек, и у меня есть потребность, чтобы меня взяли на ручки. Если я увижу для удовлетворения этой потребности безопасную опцию, я ею воспользуюсь. Как взрослый человек я также могу вступать с другими взрослыми в обмен: они меня - на ручки, а я им - что-то другое в ответ, и как взрослый, я могу выбирать те отношения, где взаимное удовлетворение желаний происходит наиболее экологичным способом. Если не найду, то я сама умею брать свою Маленькую на ручки."

В обязанности Хорошего Родителя входило всегда сопровождать своих внутренних детей, куда бы они ни отправились, потому что дети не должны ходить одни, не должны разговаривать с незнакомыми людьми (и залезать им на ручки тоже). До терапии Маленькая болталась где попало и с кем попало в поисках ручек, на которые можно залезть, и попадала в кошмарные ситуации и не менее кошмарные отношения.

Также дети не должны сидеть за рулем или единолично принимать решения о том, что делать и куда жить. Рулить и удовлетворять потребности внутренних детей - это забота их Хорошего Родителя. Это, кстати, избавляет внутренних детей от необходимости искать себе Родителей в посторонних, чужих людях, что, в свою очередь, значительно снижает количество геморроя и токсичных отношений в жизни.

Таким образом моим третьим правилом работы с субличностями стало - внутренние дети должны оставаться детьми, их не надо толкать к взрослению и взрослой ответственности. Для заботы о внутренних детях существует Хороший Родитель.

В теории это звучит очень хорошо. На практике же я столкнулась с двумя большимии проблемами, на решение которых ушли годы.

[дальше]Первая - та, о которой я уже упоминала: мне, Дяде Федору С Ключом На Шее ни секунды не мечталось становиться себе родителем, мне и так пришлось рано взрослеть и рано оставаться один на один с жизненными задачами, которые превышали мои способности с ними справляться. На сопротивление роли Хорошего Родителя и на горевание о том, что мне самой не выпало побыть обычным ребенком с хорошим, теплым, безопасным детством, ушло несколько лет.

Вторая - заявиться в свой внутренинй мир, предстать перед своими субличностями, объявить себя их лидером и при этом ожидать, что они тут же упали и отжались, оказалось верхом наивности. Для моих субличностей я была никто и звать меня никак, что совершенно понятно: я никогда раньше о них не заботилась, не интересовалась ими, не помогала им, только безвольно занимала сторону Критика в отношении них. С чего бы это им меня признавать, слушаться или доверять мне?

Это стало крупным личным открытием: оказывается, собственное доверие в собственных глазах тоже надо завоевывать, и сделать это сложнее, чем завоевать доверие другого человека. Другому можно мозги запудрить, а себе - не наврешь.

Мои субличности больше надежд и доверия связывали с посторонними людьми, чем со мной. Они охотнее общались с моей тер, делились с ней и слушали ее, а не меня. Для них моя тер за пару сеансов сделала то, чего я не сделала за десятки лет жизни - признала их наличие и пригласила их к общению, проявив к нем тепло и искренний интерес, готовая их безоценочно выслушать и узнать о них все, не пиная, не оскорбляя, не критикуя и не подавляя их.

Когда же они поняли, зачем я пришла - пришла начать их узнавать и заботиться о них - я получила в ответ кучу злобы и агрессии. И это тоже понятно: им пришлось так долго меня ждать, так долго мучаться от одиночества и боли, что в них скопилось много обиды. Кстати, с реальными травматиками, которые наконец-то находят того, кто их любит, происходит тоже самое по-началу: они не от счастья прыгают, они хотят этого самого любящего порвать на лапшу "Где ты, скотина, был столько лет?!" Моя тер инструктировала меня дать этой внутренней агрессии пространство, позволить ее выразить и, заняв позицию Родителя, сохранять при этом устойчивость и эмпатию.

У меня ушло много времени, чтобы завоевать собственное доверие (в лице доверия ко мне моих субличностей) - поступками, которые выражают заботу о себе. Например, защищать свои границы, не отдавать себя на поедание и растерзание родственникам и партнерам, прилагать усилия для реализации потребностей субличностей. Скажем, если Маленькой надо на ручки - надо брать ее на ручки. Если ей надо, чтобы кто-то другой взял ее на ручки - искать такого человека, устанавливать с ним безопасные отношения и так далее. Также - выполнять свои обещания себе: если ты пообещала субличности, что сводишь ее в парк, если она сейчас три часа тихо посидит и даст тебе поработать, надо сводить ее в парк. То есть, не теоретически рассужать или в воображении конструировать, а совершать реальные действия по заботе о себе в реальном мире. Именно так нарабатывается доверие, когда ты, например, знаешь, что не смотря на все мамины уловки, давления, манипуляции и боль от них, ты твердо останешься на своей стороне и не дашь себя сожрать. Ты расстанешься с токсичными друзьями, не смотря на дикий страх одиночества. Ты будешь искать для себя безопасность и заботу в мире самым что ни на есть активным образом, не смотря на страх разочарований и боли.

И, самое главное, ты всегда будешь на своей стороне, как бы больно и страшно оно ни было. А это бывает очень, очень больно и очень страшно, когда с детства ты усвоил, что от себя надо отказываться, чтобы заслужить любовь других людей, собой надо жертвовать, себя надо отдавать на поедание, иначе останешься совсем-совсем-совсем одна и погибнешь. Вот не смотря на этот дикий страх, все равно не позволять себя жрать, не насиловать себя, не отдавать себя на растерзание, не унижать себя - хотя бы внутри экосистемы собственной психики. Всегда занимать свою сторону, не смотря ни на что, и не прекращать чувствовать к себе сострадание, тепло и эмпатию. Пример - в ситуации, где тебя отвергает кто-то значимый, не доставать палку с гвоздями и не начинать лупить себя до рваного внутреннего мяса "Это все потому, что я недостаточно хороша" (и надеяться, что это каким-то образом заслужит любовь того самого Значимого), а взять себя на ручки и утешить "Все хорошо, я с тобой, я у тебя есть".

И еще одно открытие: половину, а то и больше, времени Хороший Родитель проводит не раздавая шарики и слушая счастливые вопли своих восторженных субличностей, а утешая их и помогая им прожить горе от невозможности получения желаемого. Горе может быть как мелким "Хочу вон те бусики, хочу-хочу-хочу" (а денег на них нет), до горя побольше, когда их отверг кто-то, кто им очень нравился, до крупного горя от невозможности прожить то детство, которое всегда хотелось. Это как утешать бесконечно плачущего младенца, не будучи в силах забрать его боль, и остается только быть рядом, не отворачиваться, не бросать его и согревать его в его боли.

Моя тер говорит, что детям (обычным и внутренним) шарики не важны настолько, насколько важно чувствовать, что Родитель с ними рядом, не смотря ни на что.

В следующем посте расскажу, что представляла из себя работа над моим изначальным запросом в терапии ("Хочу самостоятельно разрулить в жизни все, что на меня навалилось, так как полагаться больше не на кого") путем работы с потребностями Маленькой Девочки. Тизер: Достигатор был в глубоком шоке и когнитивном диссонансе.

(Leave a comment)

> previous 10 entries
> Go to Top
LiveJournal.com